зима прошла, растаял снеговик...

в чём-то по мотивам - Сада земных наслаждений
 

Зима прошла, растаял снеговик.
Ведро в грязи… лежит, обломок палки.
Рот потеряли, а морковку сгрыз
прохожий в френче…Цезаря со свалки.

Бутылки, банки, рядом колесо
и рама ржавая - скелет велосипеда.
Сад наслаждений ! я тебя нашёл…
Босх кисть сушил в углу автопортрета.

Ещё вчера, ну с месяц, - намело,
зима ломила, как ломили шведов.
Метель – кокетка, кутаясь в манто,
искала рёбра пришлых печенегов.

Грифоны, скаты, ламы, караси
качали тучи, а медузы нежно
варили снежные, наваристые щи,
разбавив льдами части побережья.

Мороз приличный не для пошлых дам,
с картины Босха, славных наготою.
Чуть зазевался, и замёрзший пар
рвал в ноты лёгкие для партии гобоя.

Окстись, дурилка, смысл - он в том и есть:
снег мёртвым поцелуем жгут букеты,
кровь, пролитая в снег, не может почернеть,
как истина на блюде у эстета.

Зимой, заведомо, смерть в белом не видна,
чем каяться в сугробы, натяни вериги.
В осколки сердце, вена - лишь струна
у инструмента под названьем - тиккер.

И токи смыслов растворятся в глубине,
ушедших память заартачится волною,
плеснётся в лунку, в рамку на стене,
оставив место для прорыва - в голубое.

Зима прошла, растаял снеговик.
В коробку из картона не засунуть лужу.
Театр абсурда ! Я уже привык…
Моллюск смеялся, выходя на сушу.

переменная облачность...

Переменная облачность. Налегке…
встал - взлохмаченный, тёплый, сонный.
Луч ползёт муравьем в стекле…
апельсиновый и лимонный.

Город дышит, как дышит весной сосна.
Воробьи о котах судачат.
Отгоняю остатки сна…
Чашка кофе решает вопрос - до дна.
И весне оставляю сдачу.

Одеваясь, старался сберечь престиж,
сердце рыжим пером щекочет.
Обернись, ты пыталась меня спасти…
после долгой, безлунной ночи.

Тороплюсь, невпопад заглотив слова,
и внутри, в энтропии, таю…
и опору теряю, взглянув в глаза.
Будь что будет, я в них взлетаю.

в ночь отступив, сдает посты февраль...

В ночь отступив, посты сдаёт  февраль.
Наглеет хмарь, присвоив себе крыши.
Встречая утро, распинаясь, врал
мужик с экрана с видом – нувориша.

Сорвав листок, забрось календари.
Куда ни глянешь - маются над нами :
быки, жирафы, носороги и слоны,
гуляя тучными, дородными стадами.

Орда на шинах перекрёстки напрягла.
Бежит добыча - Слава переходам !
Работа - будь она неладна - Вся  !
пульс, в двести с гаком, разгоняя до субботы.

Кто правил карты ? отделяя пядь земли,
по пьянке, юг отправив папуасам.
Кто зиму умножал в уме на три ?
в четыре, непристойно длинных, раза…

Кто щедро море для Испании топил ?
Экватор проводил через Панаму ?
Кто этот край, завьюженный, забыл ?
на фото выбирая панораму.

И потому - немного не в себе:
у пляжей в пальмах млеют обезьяны,
а тут, как чукча,  мёрзнешь, и в борьбе…
аванс, как дым, пускаешь на кальяны.

Чуть-чуть - тепла, до мая дотяну.
Стада вернутся в Африку – Отрадно !
неспешно..., с перерывом на грозу.
Уйдут до осени, до сентября… и ладно.

растаять в воздухе...

Растаяв в воздухе, ночь смежила глаза,
сливаясь с небом, поджигая окна.
Гирлянды улиц, разбегаясь, как гроза,
чертили бесконечность горизонта.

Нажав на газ, уехать - в никуда…
Как жаль, что мы давно уже не птицы,
не корабли…, и точит киль вода
из клеток, не желающих делиться.

Взрывая башни - трудно уцелеть,
и компас, открывая стрелкой север,
не скажет в точности: как далеко лететь,
что в смысле своей жизни переделать...

Я жму на газ, доверив тьме дома.
Ночь открывала сомкнутые очи.
Вздохнуть всей грудью хочется, едва...
свободу с расстоянием умножив.

В осколке фары – свет. В нём чудится тоннель…
Снежинки падают в ладони - полусферы:
потерянные души - верь или не верь…
А обернусь - рвусь в запертые двери.

невесомость...

Ты пахнешь яблоком, и я живу во сне,
в том сне, где обретают невесомость.
Рисует солнце блики на стене
наречием из детства мне знакомым.

Я переставил стрелки на часах,
разлукам укорачивая время.
Пространство искривляется в слезах,
неразделимости не пройденная тема.

Непросто мерить звёздами шаги,
ловить тетрадкой сорванные листья.
Волос коснуться нежно и щеки…
тёплом в губах, с осадком эгоизма.

На чёрном небе одинокая звезда
горит свечой, растрачивая пламя.
Смотрю в тебя, как смотрят в зеркала,
пока в стекле играет амальгама,

пока ещё нет трещины в стекле
за той чертой, где не поможет стремя
вскочить в седло… и где-то в глубине
искать ступени улиц Вифлеема.

ассиметричность...

Февраль голубит снег, пар пышет изо рта,
не оторвать диван от живописца.
В квартире пусто - чайник да плита :
для фарса с гаком, но на грош для летописца.

Ассиметричный дать зиме ответ,
под краном в чайник сцеживая воду ?
Зажгу огонь и… пламенный привет
пошлёт мой чайник свистом на свободу.

Ещё идей в сусеках наскребу…
желудок набивая бутербродом.
А после бутербродов
мне и зимы по нутру:
в стакане водка - буду ближе до народа.

Не только водка - стопки коньяка
недурно прорабатывают роли.
Играл огонь дровами, но слегка…
Камин - несносен, тоже хочет в долю.

Весёлый чёртик хмыкнул и пошёл вразнос,
раздвинув стены в комнате с плитою.
Не думайте, что вру и это - не всерьез…

Рвал ветер плоскость неба над трубою.

и снова замерзаю …

И снова замерзаю в декабре...
Снега молчат - радушность некролога.
Чернеет лес, и всадник на коне
метель ведёт от леса до порога.

Смолчу и я, метель переживу,
подснежник зиму разрывает телом.
А если говорить по существу :
Кровь стынет маками, разбросанными, в белом... !